На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация

Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова
"Финно-угорский культурный центр
Российской Федерации"













Календарь

Памятник великой учтённости

06.10.2020 09:00

В московском издательстве «Три квадрата» вышла книга Ларса Петтерссона «Архитектура деревянных церквей и часовен Заонежья». Именно финский исследователь во время Второй мировой первым изучил и описал сотни деревянных памятников Карелии, многие из которых впоследствии были утрачены. Рассказывает Алексей Мокроусов.

«Википедия» — странная вещь, в родной стране о тебе скупо напишут полстраницы, в чужой — сочинят едва ли не поэму. Впрочем, была ли Россия такой уж чужой для историка архитектуры финна Ларса Петтерссона (1918–1993)? Он занимался финскими деревянными строениями еще до войны, когда Карелия входила в состав Финляндии. В 1950 году была издана его работа «Церковная деревянная архитектура Заонежья», одновременно вышла и публикация на немецком, где карельское зодчество ставится в контекст мировой культуры, начиная с Древнего Рима, Иерусалима и Византии. Говорят, изданием на финском в свое время пользовались советские реставраторы при работе с карельскими шедеврами, на которые как на архитектурные шедевры впервые профессионально посмотрел именно Петтерссон.

Спустя 70 лет его труд не просто вызывает интерес: книга стала событием, выходящим за рамки профессионального мира. Сейчас исследование впервые опубликовали на русском в составе внушительного альбома, первую часть которого составляют уникальные фотографии и рисунки, выполненные в 1942–1944 годах.

В 1942 году финское правительство отправило в Восточную Карелию более сотни специалистов, от лингвистов и этнографов до историков и архитекторов. Они изучали быт и культуру населения на землях, которые финны потеряли после зимней войны с СССР в 1940 году и собирались, видимо, вернуть в состав своего государства. Как результат этой работы и появился труд Петтерссона, хотя подобные книги могли бы издать и другие эксперты, работавшие тогда в Восточной Карелии,— их пространные отчеты по-прежнему лежат в архивах, говорит издатель книги Сергей Митурич.

Некоторым из командированных далеко ехать не пришлось — Петтерссон уже находился в составе действующей армии. Места были ему хорошо знакомы, во время зимней кампании 1940 года он добровольцем ушел на фронт, бросив институт, диплом по финской деревянной архитектуре защитил позже, так что осенью 1942-го он появился в отделе просвещения Военного ведомства Восточной Карелии уже в звании магистра. За полтора года он обследовал в Заонежье более 130 церквей, часовен и колоколен, большей частью деревянных, выезжал и в юго-западное Прионежье, где жили вепсы, и в северо-западное, где бытовали карелы-людики, осматривал церкви вблизи Петрозаводска и на реке Оланга, но в итоге работу после войны издал именно по Заонежью. Он впервые предложил научную классификацию зданий, описал разные типы стен, крыши, стыковки срубов, причелины, ветреницы и подзоры; специальный раздел был посвящен дверям, окнам и другим проемам в стенах. Такой же тщательностью, с какой он описывал зодчество, отличалась и подготовленная им в январе 1944-го в Хельсинки выставка икон, вывезенных из Карелии; Петтерссон же издал и ее каталог — «Охрана памятников культуры в годы войны. Иконы Восточной Карелии». Выставка не состоялась, но самые ценные иконы тогда отреставрировали, после капитуляции Финляндия вернула их в СССР; Петтерссон вроде бы сам хотел их сопровождать, но побоялся ареста.

Сегодня его архив хранится в Национальном архиве Финляндии. Издатели просмотрели фонд насквозь — множество коробок с конвертами, где рассортированы контрольные фотографии, чертежи, карты и сопутствующие материалы по отдельным деревням. Из более чем двух тысяч снимков отсканировали около 700, почти все они сделаны самим ученым, что-то ему дарили крестьяне, что-то снимали сослуживцы. В окончательную верстку попали более 200 фотографий; здесь также помещены и рисунки церквей и часовен Заонежья и Прионежья, принадлежащие скульптору Ойве Хелениусу, сам Петтерссон занимался обмерными чертежами.

Нельзя сказать, что фотографии были неизвестны в России: еще в 1990 году Петтерссон передал множество репродукций в музей-заповедник Кижи, некоторые из них можно найти на сайте музея. Да и попытки служебного перевода капитального труда предпринимались в свое время в недрах петербургского Института теории и истории архитектуры и градостроительства. Над научной редактурой нынешнего перевода петербургский искусствовед Михаил Мильчик работал восемь лет (Мильчик был другом Бродского и основал два его музея — «Полторы комнаты» в питерском Доме Мурузи и дом-музей в Норинской). Текст сопровождает обширный научный аппарат, включающий важнейший «Список памятников» — подробный указатель всех описанных финским ученым церквей и часовен с фиксацией их сохранности на 2018 год. Какие-то памятники перевезли в музей-заповедник Кижи, но большая часть пунктов этого списка сопровождается пометкой «не сохранилось». Даты иных потерь точны, как сгоревшая в 1975 году церковь Вознесения, Ильи Пророка и Богоявления в Типиницах (ее строили в четыре периода начиная с 1761 года). Часовня же великомученицы Варвары в Часовенской сгорела восемь лет назад.

А вот о часовне Успения Богородицы в Пурдеге — первый период ее строительства относится к 1790–1840 годам — точные сведения относятся к 2009 году, тогда она определенно существовала, что с нею сейчас — неизвестно, даже на онлайн-карте предполагаемое место деревни находится с трудом. Как тебе такое в XXI веке, Илон Маск?

Газета "Коммерсантъ"


  

Возврат к списку







Архив публикаций
   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
28 29 30 1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31 1


Фотоальбом





Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.



Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru