$APPLICATION->ShowPanel();

«Невесёленькие» кадры: Почему документальные фильмы - "неформат"?

18.01.2008 14:43

1 февраля 1995 года Совет Европы в Страсбурге принял рамочную Конвенцию о защите национальных меньшинств. Конвенция обязывала государства, которые её подписали, гарантировать представителям национальных меньшинств право на равенство перед законом и равную защиту со стороны закона. Кроме того, стороны обязывались поощрять создание благоприятных условий для поддержания и развития национальной культуры малых народов, их языка, обычаев, традиций. Конвенция была ратифицирована Российской Федерацией специальным законом 18 июня 1998 года.

Как известно, Санкт-Петербург с самого своего основания был многонациональным и политконфессиональным городом, открытым для разных народов и культур. Таков он и сегодня. Подумать только: на невских берегах проживают ныне представители почти 130 национальностей! Чтобы интереснее и легче было сосуществовать вместе, надо как следует знать друг друга. На такое узнавание направлена городская программа «Толерантность», деятельность национально-культурных объединений и автономий. О жизни разных народов Северо-Запада вот уже более пятнадцати лет снимает документальные фильмы киностудия «Этнос». Чем нынче озабочен ёе творческий коллектив, рассказывает предлагаемая читателям публикация.

Чувство глубокого неудовлетворения просыпается у многих из тех, кто включает телевизор в «прайм-тайм» – удобное вечернее время. Складывается впечатление, что показывать в России в целом и в Петербурге в частности нечего, кроме «мыльных опер» про бездельников, репортажей о маньяках и бесконечных «трёп-шоу». А ведь наши режиссеры снимают, и много, и очень интересного, получая призы на различных фестивалях, – где же все эти картины? Говорят, они «неформат» для общедоступных каналов; кабельное же телевидение есть
не у всех.

В чём причина «неформата»? Разберёмся на примере петербургской студии документальных фильмов «Этнос», показ картин которой с успехом прошел в рамках недавней конференции финно-угорских народов в Этнографическом музее.

Фонда нет, кино осталось

История киностудии «Этнос» начиналась в годы перестройки как очень амбициозный проект некогда могущественного Фонда культуры. В те времена считалось актуальным показать жизнь малых народов страны, поэтому студия и получила такое название. Кроме того, ООН объявила последнее десятилетие ХХ века годами коренных народов мира.

– Мы хотели объехать всю Россию, но по финансовым соображениям решили остановиться на Северо-Западе, – рассказывает директор и художественный руководитель студии Нина Серебрякова. – А из всех народов нашего региона для старта выбрали финно-угров: многие народы этой языковой группы де-факто вымирают, растворяясь в общей массе и забывая родной язык. Собственно, феномен языковой идентичности и лёг в основу фильмов о коренных народах Северо-Запада. У истоков Фонда культуры стояли Дмитрий Сергеевич Лихачев и видный этнограф Рудольф Фердинандович Итс, поддержавшие идею создания студии «Этнос». Правда, их поддержкой все и ограничилось: ресурсов для работы не было.

Изначально предполагалось, что проект будет финансировать государство – несмотря на то, что госзаказ распределялся между государственными студиями, а «Этнос» с самого начала был негосударственным. Но так как советский кинематограф никогда не выпускал ни документальных, ни научно-популярных фильмов по данной тематике, то в порядке исключения тогдашний председатель Госкино Армен Медведев заказал по две финно-угорские картины в год.

Но страна менялась небывалыми темпами: развалился Союз, в Российской Федерации шли переделы собственности и власти. Фонд культуры ушел в небытие, и о существовании некой студии документального кино «Этнос» почти забыли. Благо опыт Нины Серебряковой, профессионального редактора и сценариста «Леннаучфильма», не позволил «Этносу» умереть вместе с «головной организацией».

Мало-помалу средства удавалось «выбить», а издержки свести к минимуму: как вы понимаете, у студии «Этнос» нет даже собственного офиса, все производственные мощности берутся в аренду под конкретный фильм.

Творческое портфолио студии «Этнос» состоит из 11 полнометражных документальных и научно-популярных картин. В 1995 г. вышел в свет фильм о саамах, в 1998 г. – «Судьба. Тихвинские карелы», в 2000-м – «Сету. Народ Печорской земли». К 300-летию Северной Пальмиры был снят фильм «Многонациональный Петербург». Потом вышли картины «Древо жизни. Вепсы», «Ингерманландские финны. Выбор судьбы», «Земля легенд и былей. Карелы», «Приносил им песни ветер. Ижора» и «Водь. Прошлое и настоящее исчезающего народа».

Саги наших сердец

Каждый из этих фильмов – пронзительная сага о судьбе исчезающих под катком глобализации этносов, у каждого из которых свои язык, традиция и культура. Они очень близки нам, и в обычной жизни мы не чувствуем никакой разницы между русскими и, к примеру, вожанами и карелами. Тысячу лет живем мы вместе, но лишь сегодня настал «момент истины»: сохранятся ли у наших финно-угров их исконные традиции и культура? Будут ли карелы разговаривать дома по-карельски, а ижорцы – по-ижорски?

Впрочем, справедливо будет спросить: «А сохранят ли петербуржцы в XXI веке свою идентичность, обычаи и культуру?». Вопрос, как говорится, риторический. Ещё один «вопрос в космос»: почему до сих пор ни вепсы Ленинградской и Вологодской областей, ни ижора, ни финны-ингерманландцы, ни водь не отнесены к перечню коренных малочисленных народов России? А ведь они как раз и являются нашими коренными народами.

– За двадцать лет, в течение которых мы работали над финно-угорской темой, мы буквально влюбились в эти народы, – продолжает Нина Олеговна. – Взять, к примеру, вепсов: некогда большой народ, живший между Белым, Онежским и Ладожским озерами, ныне разделен границами трех субъектов Федерации. Там нет приличных дорог, молодежь на селе спивается, обучение на родном языке почти не ведется. Больше всего не повезло вепсам в Бокситогорском районе Ленинградской области – нищета такая, что диву даешься. А ведь вепсский язык считается «северным санскритом» – он несет в себе древнейшие черты финно-угорских наречий. Впрочем, спасать нужно не столько язык, сколько самих вепсов – их деревни умирают, а люди либо опускаются, либо уезжают в города.

Впрочем, и сами кинодокументалисты не могут похвастать материальным благополучием. Но Нина Серебрякова поняла давно: спасение утопающего – дело рук и ног самого утопающего. Это правило усвоили все деятели культуры Северной Пальмиры, кто хотел реализовать свой авторский проект. Для съемки кино мало найти материал, придумать сценарий, снять его и сделать монтаж – нужно обегать десятки инстанций в поисках денег, даже если ваше творчество подпадает под какой-нибудь «национальный проект». Бумаги, запросы, договоры, согласования – все это ложится на хрупкие плечи творческих работников.

– В производстве лишь некоторых фильмов нам помогают губернаторы, – рассказывает Нина Олеговна. – Так, небольшую финансовую помощь на съемки фильмов о малых народах Ленинградской области предоставил губернатор Валерий Сердюков, на съемки фильмов о карелах – глава Карелии Сергей Катанандов. Сейчас заканчиваем картину о коми-зырянах – во многом благодаря помощи правительства Республики Коми. Но государственной поддержки катастрофически не хватает; кроме того, до сих пор существует огромная проблема проката неигровых фильмов в кинотеатрах. Пусть речь идет об одной-двух площадках, но это дало бы возможность зрителям ознакомиться с нашим творчеством и с проблемой в целом.

Живые памятники прошлого

Но не все можно купить даже за деньги. Документальная этнография – та область, где первостепенное значение имеет связь времен и носители этой связи – люди. Без поддержки со стороны ученых, краеведов и жителей нашего края ни один документальный фильм о коренных народах было бы не снять.

– У истоков нашей финно-угорской эпопеи стояла Ольга Фишман – кандидат исторических наук, заведующая отделом народов Прибалтики и Северо-Запада Российского этнографического музея, автор сценария о карелах-староверах, живущих в деревнях под Пикалевом. С ее помощью и с помощью сотрудников ее отдела мы снимали фильмы о вепсах и народе сету, – продолжает Нина Олеговна. – Большую поддержку нам оказала Ольга Конькова, старший научный сотрудник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры). В ее жилах течет ижорская и финская кровь, поэтому Ольга собрала вокруг себя уникальных носителей финно-угорской культуры. Она профессионально помогла создать народные музеи и в Лужицах (водь), и в Вистине (ижора), а в прошлом году создала великолепный передвижной музей народов Ингерманландии. Ольга Конькова руководит популярным в Петербурге и окрестностях хором, исполняющим старинные водские, ижорские и финские песни.

Говоря о музыкальной и поэтической традиции финно-угров, нельзя не вспомнить об ижорке Ларин Параске. Ей установлен памятник в Хельсинки как самой выдающейся рунопевице финно-угорского мира. Есть памятник Ларин и на ее родине – на реке Бурной (Карельский перешеек). Благо, что не только каменное изваяние напоминает нам о Параске: память о сказительнице жива на Сойкинском полуострове, и хранители этой памяти – директор ижорского краеведческого музея в Вистине Наталья Чаевская и фольклорные ансамбли сел Вистино и Горки.

– Снять фильм о вепсах нам помогали Зинаида Строгальщикова и Нина Зайцева – настоящие подвижники народного возрождения, сотрудники Карельского научного центра РАН, – продолжает директор студии «Этнос». – Надо заметить, недобрых людей на своем пути мы пока не встречали – ни среди русских, ни среди финно-угров, ни среди представителей других народов. Думаю, когда делаешь полезное трудное дело и умеешь объяснить это людям – они всегда пойдут навстречу и помогут. Вспоминается один случай при съемке крещения у тихвинских староверов: таинство не рассчитано для съемок. Проводившая обряд бабушка Пелагея, которой было за 80 лет, разрешила нам снять эти уникальные кадры, поняв, что другого случая у нас не будет. Она лишь сказала: «Снимайте, я потом отмолю этот грех». Теперь уже крещенной на наших глазах девочке исполнилось 15, и нет в живых последней карельской книжницы бабушки Пелагеи.

Уходят люди, уходит культура. Есть такой термин у киношников – съемка в режиме «уходящих объектов». Это значит, что нужно спешить, иначе объекты съемок и события повторить будет нельзя. Особый нерв в работе должна ощущать вся съемочная группа, ведь создание фильма – это коллективное творчество. Нельзя представить работу студии без операторов Василия Иванюка, Владимира Петухова, Дениса Смирнова; режиссера Эллы Короленко, которой принадлежит и музыкальное оформление многих фильмов, Марины Безпалько – бессменного директора наших картин. Нельзя не упомянуть и Аркадия Петрунина – мастера на все руки, звукооператора и монтажера.

Неформатная культура

Несмотря на нехватку средств, у «Этноса» большие планы. Например, приступить к документальной киноэпопее о северорусских субэтносах – поморах, вологжанах, новгородцах. Только тогда соберется полная коллекция документальных фильмов о многонациональном Северо-Западе.

Впрочем, «Социальный заказ» для студии «Этнос» можно расширить: Северная Пальмира и весь регион стали домом для многих народов, и о каждом есть что рассказать. Правда, рассказывать пришлось бы в «катакомбных» условиях – узкому кругу приближенных лиц. Почему? Да просто потому, что перспектив показа картин ни в кинотеатрах, ни тем более на телевидении пока нет.


Возврат к списку




© Филиал ГРДНТ "ФУКЦ РФ", 2007-2022 www.finnougoria.ru