На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Унорож. Сияние тайны



Даже если бы меня не было,
Я все равно бы тебя любил…


1. Начало
Видишь ли ты меня, человек с лопатой? - я стою рядом с тобой. Нет, не видишь. И не потому, что увлечен обломками горшков, что достаешь ты из земли, а потому что вот уже тысячу лет люди лишены способности видеть сквозь время. А я тебя вижу. Я здесь уже десять столетий, а потому, мое имя - бессмертие. Знаешь, почему Боги тебя привели сюда? Потому что я и есть та великая тайна, сокрытая веками в глубине этого холма. Ты уже готов? Тогда смотри и слушай…
Был вечер, когда Александр отмахнулся от странного таинственного шепота, идущего неоткуда: «Показалось… пора отдыхать». Ольга с девушками уже приготовили долгожданный ужин – не хватало еще, чтобы он остыл. Участники Костромской археологической экспедиции бережно упаковали извлеченные из глубины веков артефакты – гребни, украшения, обломки керамики и отправились в лагерь. Домики, в которых повезло разместиться участникам экспедиции, находились совсем радом с местом раскопок - древним городищем Унорож. Сейчас на холме располагалась церковь девятнадцатого века и кладбище, посему под раскопки можно было задействовать лишь небольшой участок земли рядом с храмом. Из глубины веков археологи подняли большое количество предметов принадлежащих таинственному языческому племени меря, что проживало здесь в 9-12 веках, загадочному народу, о котором мало что известно, но который, в те времена, господствовал на этой благодатной и щедрой земле. Все были на подъеме. Говорят, что человек счастлив, если его работа и хобби совпадают. Однако когда солнце упало за лес, усталость дала о себе знать, и глубокий сон очаровал счастливых археологов.
Полночь – таинственное время, перекресток между мирами. Время, когда открываются двери в другие пространства, время колдунов и осуществления пророчеств. Александр проснулся от прикосновения. Рядом никого не было. Его заинтересовал странный свет, что лился из ночного окна в пространство комнаты. Он тихонечко разбудил жену - крадучись, супруги-археологи проследовали в ночь. На холме таинственно горели маленькие зеленые огоньки, а перед домом висело светящееся облако тумана. Странный холодок обмахнул лица археологов, и они окунулись в глубокое волнительное состояние, как в сон. Из дымки появилась фигура высокого человека в длинных одеждах отороченных бобровым мехом. Я приветствую вас на Ветреной земле! – шаман протянул им руку, призывая последовать за ним. Видение изъяснялось на чужом языке, но Александр и Ольга почему-то понимали каждое его слово: «Идите за мной, и ничего не бойтесь, я открою вам двери, я ждал сотни лет - Боги привели вас ко мне, теперь случится предначертанное – вы узнаете нашу судьбу».
Археологи взошли на холм – в темноте стояли призрачные люди в древних одеждах, и у каждого в груди горел зеленый огонек. Видения поднесли руки к сердцу, и вот уже каждый из них держит этот огонек в своей руке. Маленькие зеленые звездочки спорхнули с их ладоней и закружились вокруг Саши с Олей - супруги почувствовали, что отрываются от земли:
«Держи меня! Держи меня крепче, просто обними, как делаешь это всегда, и прижми к себе. Мы с тобой воспарим над временем, вознесемся над вечностью. Мы просто не можем иначе – она зовет нас, шаман уже взял в руки бубен, ничего не бойся, ведь я тебя люблю».
2. Малыш Ивук и ундор
Спускались сумерки. Малыш Ивук тихо крался по берегу к бобровому домику, заходя с наветренной стороны. Снаружи логово зверька напоминало кучу палок. Одежда мальчика пахла дымом и была обвешана сухой травой и ветками, делая его похожим на маленький куст, из которого торчали лук и стрелы. Малыш устроил засаду прямо на бобровой тропе - это была его первая охота. Согласно правилу, если он вернется с добычей, старейшины подарят ему амулет – маленького бобрика на шею, а отец будет гордиться, что его сын стал охотником. Если же Боги не дадут мальчику пройти испытание, значит, это не его путь - и он станет гончаром, или пастухом.
Но Ивук очень хотел стать охотником, ведь все промысловики в поселении - очень уважаемые и богатые люди. Они могут позволить купить своей жене бисер, что привозят по реке северные купцы, продать мех и струю купцам с юга и взять за это много арабских денег - дирхемов, оплатить работу кузнеца и гончара, купить зерно и ткани. Сидя в засаде, малыш мечтал о своем доме, устланном мехами, богатом хозяйстве, а еще, что возьмет в жены соседскую девочку Нею, и она будет гордиться мужем – охотником. Конечно, можно ловить зверьков при помощи ловушек – поставить у входа в домик двойную сеть, или выкопать ловчую яму. Но это запрещено на первой охоте.
Молодой охотник мысленно попросил Богиню воды послать ему удачу. Вышла луна, и вокруг стало довольно светло. Серебристая дорожка на Тойге пошла рябью, и малыш увидел в воде голову и хвост зверька. Довольно крупный бобер, выбравшись из своего жилища, вальяжно плыл по холодной искрящейся серебром реке. Мальчик припомнил поговорку: «Голова собачья, хвост рыбий, разум человечий» - так говорили про бобров его соплеменники. И действительно, наблюдая за жизнью этих зверьков, он часто удивлялся их природному мастерству строителей. Парнишка медленно натянул лук и стал ждать приближения его будущей добычи. Руки стали уставать, и когда бобер подплыл к берегу, малыш спустил тетиву. Но внезапный порыв ветра отклонил стрелу и ее наконечник лишь слегка задел зверька. Перепуганный бобер, увидел врага и бросился в атаку. Поняв, что зубы зверя вцепятся в него раньше, чем он успеет прицелиться второй раз, мальчик бросился прочь по тропе. И вот - второе несчастье – Ивук упал в ловчую яму (говорили ему старейшины – сделай подношения Хозяину леса и его духам!) Бобер настиг горе-охотника, и малыш присел в узкой яме на корточки. Зверь фыркая, метался наверху и не собирался уходить. Ивук не знал, что ему делать - от страха и обиды он заплакал.
Когда Саша и Оля вышли к реке, они увидели как по краю ямы, фыркая, носится гигантская крыса и норовит кого-то укусить. Сначала Александр решил, что в ловушку попал другой зверь, но когда услышал детский всхлип, сильно испугался. Подхватив корягу, он ударил одержимого зверя по голове, и тот отключился. В ловчей яме сидел обвешанный травой и ветками паренек. Археологи извлекли незадачливого юного охотника из ловушки и, увидев его наряд и вооружение, поняли: «Они еще спят». В это мгновение злобная тварь очухалась и впилась Александру в ботинок. Саша дернул ногой, и жестокий бобер отлетел в сторону. Оценив изменившуюся ситуацию (противников стало больше), зверь кинулся к реке, но стрела настигла его у самого берега. «С удачной охотой, Ивук» - сказал сам себе малыш.
- Я покажу добычу старейшинам, а потом если хотите, я подарю ее вам, ведь вы помогли мне выбраться из ямы. Конечно, я бы и сам справился – гордо произнес парнишка.
Александр подумал, раз они еще спят, можно попытаться общаться с древним народонаселением - ведь по законам сна это возможно.
- Тогда мы будем сопровождать тебя, о, великий охотник! – с пафосом произнес археолог.
- Чтооо?
- Ээээ, я пошутил, пошли - И странная компания зашагала к поселению.
Когда забрезжил рассвет, они вышли к городищу. На том же высоком холме вместо церкви и кладбища археологи увидели множество домов разделенных улицами, забора не было, только изгородь от диких зверей. Излучина Вексы была заполнена маленькими и большими лодками. Звучал пастуший рожок, женщины выводили скотину из стоила, разжигалась кузня, рыбаки несли сети, увешанные каменными грузилами, возвращались охотники - Унорож готовился встретить новый день. Ивук шел впереди и все рассказывал, что сегодня ему на шею наденут охотничий амулет - маленького искусно вырезанного бобра – это будет означать, что он стал охотником, а потом он сможет отдать добычу своим спасителям. Археологи сначала не могли понять, почему этого древнего ребенка нисколько не смутил их прикид (странный сон)? Но подходя к городищу, они догадались – Унорож был центром торговли, и мальчик, вероятно, принял их за купцов. Люди, что просыпались и выходили их домов навстречу новому дню были одеты весьма разномастно, а иногда - довольно экзотично. И вот их странная компания, гордо несущая труп огромного бобра вошла в темное пространство большого рубленого дома, и тут Саша с Олей поняли - что-то опять произошло. В темноте помещения открылась дверь, и из полоски света показалось удивленное лицо участника экспедиции Сергея: «Вы где были-то?». Парнишка охотник пропал вместе с бобром.
Таким образом, влюбленные археологи снова очутились в своем мире - у Саши был порван ботинок. В этот день взволнованная парочка долго шепталась в стороне от группы, и, наконец, было решено, что все произошедшее не являлось сном, и всему виной инопланетяне (кто же еще?). А вечером из недр раскопа участники Костромской археологической экспедиции извлекли маленькую, искусно вырезанную фигурку бобра.
3. Жум и копоушка
«Эй, эй! Спинки давай! Брюшки себе оставляй! Плачу дирхемы» – торговался нарядный купец. Кум, ныле, веч, кут … его слуги аккуратно носили бобровый мех в большую лодку. Они понимали, что в другом месте хозяин продаст шкурки в десять раз дороже, и они получат свое вознаграждение. Но того, что был помоложе, больше интересовала струя ундора – известное средство от всех болезней, которым он сможет поправить свою жену: «Лишь бы довести до дома заветное лекарство». Охотники, что выставляли меха на продажу, со временем осваивали язык и южных и северных купцов. Кто-то понимал только основные, необходимые для торговли, слова, а кто-то неплохо разговаривал на многих языках. Были так же ювелиры, резчики по кости и дереву. Торговля и обмен шли полным ходом.
В сторонке от этого шумного события стоял довольно милый, но плохо одетый юноша по имени Жум. Отца у него не было и они с матерью жили довольно бедно в маленьком домике на краю поселения. Жум был сильно влюблен в дочь шамана – девушку по имени Кайна. Сегодня у нее был День рождения, и наш герой хотел что-нибудь подарить возлюбленной. Единственное, что он мог предложить в обмен, это горшочек меда, которым он разжился, сильно пострадав от диких пчел.
«На что мне твой мед? Ты знаешь, сколько я выручу за эту красоту?!» – гордо сказал ювелир.
Женщины меря очень любили украшения. Даже выходя на работу, они одевали подвески и височные кольца. Но Кайна была не такая. Девушка одевалась очень скромно, помогала отцу проводить обряды и лечить людей. Их дом, совмещенный со святилищем, находился почти в центре поселения. В домашнем мольбище располагались три очага (Богам трех миров) и алтарный камень, на который клались подношения, прежде чем их отправить в огонь, чтобы дух пламени отнес дары вместе с молитвами в другие миры.
- Что же я могу получить за мед? – спросил Жум, чуть не плача.
- Эй, парень, возьми вот это – крикнул резчик, что располагался рядом с ювелиром. « Полезная вещь» – он протянул парнишке маленький предмет
-А что это?
-Копоушка, без нее никуда, улыбнулся резчик. Возьми в подарок.
Жум схватил копоушку и побежал на гору – теперь у него целых два подарка! Кайна была на улице – она растирала прямоугольными каменными жерновами зерно. Увидев Жума, она встревожилась - лицо парня было покрыто отеками от укусов пчел.
-Кайна, я принес тебе подарки – подскочил Жум, протягивая девушки мед и копоушку. Глаза девушки засветились мягким светом и стали похожи на две полные луны. Сердце ее растаяло.
-Милый Жум, у меня что, грязные уши? – нежно произнесла она.
-У тебя самые красивые и самые чистые уши! Просто больше у меня ничего нет.
-Тогда подари мне свою любовь, произнесла девушка, принимая дары.

Прошли сотни лет. Пройдет еще столько же, а мужчины так и не смогут разгадать тайну женской любви. Воистину счастлив тот мужчина, что каким-то чудесным образом обрел ее, затронув нежным прикосновением струны женской души. Струны, которые будут звучать теплым звуком до конца дней. Нам кажется, что женщины любят украшения и наряды, но у каждой из них в тайнике храниться заветный предмет, зачастую очень нелепый. Он и есть настоящее богатство - то, что напоминает ей о любви и преданности. И когда мы перестаем заботиться о своей женщине, она достает этот предмет, вздыхает и прощает нам все. Это и есть одна из главных тайн мироздания.

- Я что-то нашел! Но не могу понять, что это такое? – из раскопа послышался голос Сергея. Александр подошел к траншее и принял от коллеги миниатюрный продолговатый предмет, похожий на маленькую ложечку.

4. Перстень Шамая

Медный перстень Шамая символизировал мироздание. Он был разделен на две части горизонтальным ребром, которое означало наш мир. Над чертой и под чертой при помощи орнамента были изображены нижний и верхний миры. Кольцо – подарок деда, который увидел во внуке продолжателя священного дела. Отец Шамая был лишен способностей, или попросту не хотел служить Богам. Он был увлечен бобровой охотой и много привнес в промысловое дело, изобретая хитрые ловушки и обучая молодых, но погиб от лап Маска – поедателя меда. Дед Шамая сказал, что его наказал Хозяин – нельзя пренебрегать волей Богов.
В этот священный полдень Шамай развел в святилище три огня. Он надел перстень и готовился совершить обряд изгнания Кумохи, что пристала к матери Неи. Одинокая красавица Кувара очень нравилась Шамаю, но он хранил память о своей жене ушедшей в мир предков. Первый огонь отнес дары Богине темного мира, второй очаг принял подношения для великой Богини - матери, а дух третьего очага вручил дары Кувары самому Хозяину. Посреди трех очагов стоял камень, на который складывались подношения, Шамай читал над ними молитвы, и дары предавали огню. Дух бубна тоже получил гостинец, ведь ему предстояла нелегкая работа. Пол скромного святилища (как и в каждом доме) был из желтой глины. Красивая женщина лежала укрытая полотном – на ее лице проступили капли пота. Нея стояла у входа в святилище, Кайна помогала отцу с обрядом. Теперь Шамаю предстояло переместиться в мир духов и при помощи Вечных и Богов прогнать лихорадку.
Зазвучал бубен, присутствующие почувствовали, что пространство святилища качнулось, и желтый пол стал отдаляться. Сумрак помещения стал сгущаться у очагов, проступили силуэты посланников, а может и самих Богов. Проявился другой мир и Шамай увидел на груди Кувары огромную крысу, которая грызла ей горло. Дух бубна плясал вокруг лежащей женщины, но лихорадка не хотела уходить: «Я голодная, я не могу быть голодной, я должна кого-нибудь съесть» - шипел зверь. От очага приблизился посланник Хозяина – великий и вечный страж пространства: «Ты неправильно выбрала жертву, ведь Хозяин запретил тебе приставать к хорошим людям! Он проклянет тебя за ослушание!» «Колдун, дай мне кого-нибудь взамен!» - шипела крыса. Кайна подала отцу тряпичную куклу. «Возьми ее, Кумоха! А женщину оставь» - произнес Шамай и отдал куклу Кумохе. Крыса вцепилась в нее, и они обе покатились по глинобитному полу в угол святилища. Кайна подняла куклу, а вместе с ней висящую крысу и со словами: «Уходи туда, где тебя ждут» - бросила в темный очаг. После чего в костер вонзили длинный нож, заперев ворота в нижний мир. Кувара поднялась и отерла пот с лица: «Благодарю, Шамай». Колдун снял свой перстень и поцеловал его. Все снова стало хорошо - да будет так!

Увидев в раскопе какой-то металлический предмет, археолог Елена кисточкой смахнула крупицы земли и (убедившись, что предмет можно брать) аккуратно извлекла древний перстень. Кольцо имело горизонтальное ребро, разделяющее изделие на две части и было покрыто очень тонким геометрическим орнаментом. Надо сказать, что Елена являлась неплохим художником и очень начитанным человеком, поэтому, оценив тончайшую работу, она долго рассматривала предмет, пытаясь понять, что зашифровано в этих рисунках. Когда видишь странные геометрические узоры на керамических, медных, костяных изделиях прошлого, или петроглифы, понимаешь, что художники авангардисты двадцатого века не придумали ничего нового. Столетия и даже тысячелетия назад люди уже пользовались магическими символами и абстрактными рисунками. Их искусство несло в себе огромную мистическую и обережную составляющую, имело большую смысловую нагрузку. Зачастую символы помогали им выжить, или достигнуть желаемого результата. А чем помогает нам разрисованный из баллона забор? Разве что самоутвердиться.
Чуть позже археологи вскрыли останки странного сооружения, в центре которого находился камень, а на расстоянии одного – двух метров от него - три очага. Дух огня, запахом дыма отнеси нашу молитву великим Богам, передай тем, кто приходил до нас на эту землю, низкий поклон. Мы помним о них и учимся у них. Человечество ошибалось, отдавая себя в руки новоиспеченных теоретиков и жадных правителей, но мы, обратив наш взор в глубину веков, достигнем гармонии.

Археолог Сергей по своей натуре был типичным завхозом. Ему можно было смело доверить все запасы экспедиции, и ни о чем не думать. Сергей пересчитывал тушенку, расставляя на полках баночки, рассчитывал провизию - он точно знал, когда и чем нужно пополнить запасы, чтобы участники раскопок получили питательные вещества в нужном количестве. Согласовав с завхозом расход продуктов питания, археологи устроили праздничный ужин в честь множества находок. Согласование прошло с трудом – у Сергея все было рассчитано и спланировано. Но это не аргумент, ведь их коллекция пополнилась большим количеством предметов прошлого: льячки и тигли, бисер, ножи, наконечники стрел, амулеты из астрагала бобра… все это нужно было отпраздновать.

5. Арина и Мазай

Археолог Арина – красавица с изящной фигурой и выразительным лицом решила устроить себе выходной. Она заранее договорилась с директором экспедиции, что он выделит ей пару пляжных дней. Девушка твердо решила лежать весь день на солнце с закрытыми глазами, представляя себя на Мальдивах с экзотическим коктейлем в окружении загорелых богатых мужчин. Но, когда Арина открывала глаза – посмотреть, не присосался ли к ее роскошному телу клещ, пред ее взором возникала высокая трава, две коровы и нагревшаяся бутылка дешевой газировки, которую ей выделил завхоз Сергей в качестве бонуса.
«Не буду больше смотреть на буренок» - решила девушка и полуденная нега унесла ее в мир снов…
- Хочешь, я подарю тебе шкуры и украшения?
Арина вздрогнула от неожиданности. Рядом с ней стоял светлый юноша, одетый в просторные льняные одежды и мягкую обувь из натуральной кожи: «Откуда взялся этот модник?! Ах да… это же сон, буду наслаждаться!»
-Конечно, хочу, и чем больше, тем лучше! Но, может, сначала познакомимся? Арина почувствовала, что ее речь звучит как-то странно…
-Мое имя Мазай, я лучший охотник в поселении, а, значит, ты ни в чем не будешь нуждаться!
-Арина, я Арина.
-Я никогда не встречал такой красавицы. Мы должны прямо сейчас пойти к священному тумо, чтобы дать клятву верности.
«Как же быстро все происходит во сне, вот если бы в жизни так. Парень сказал – «люблю», ты набираешь номер, и тут же приезжает экстренная служба ЗАГСа и немедленно расписывает вас. Тогда бы мужики не срывались с крючка. Да… им нельзя давать время на раздумье» - подумала Арина, протягивая Мазаю руку. Девушка одела босоножки без каблуков и, оставшись в бикини (чтобы не передумал), подобрала с земли покрывало и платье. Священный тумо оказался не дворцом бракосочетания. Это был огромный дуб, обвешанный лентами и украшениями. В его корнях лежали остатки какой-то еды. Видимо клятва у священного дуба для фэнтезийного персонажа из сна значила больше, чем печать в паспорте.
-О, священный тумо! Передай Богу грома мои слова! Перед тобой, великий Бог и перед тобой, вечное небо, я клянусь быть верным моей избраннице Арине. Почитать ее, заботится о ней, пока Хозяин не велит мне проследовать в другие миры. Мои слова земля и небо, отныне и навсегда! Да будет так!
Мазай глубокомысленно посмотрел на девушку, и Арина поняла, что от нее тоже что-то требуется: «Отче наш, иже еси на небеси, я короче тоже!» - единственное, что пришло в голову нашей модели.
Мазай поднял ее на руки и понес в чащу леса. На покрывале из мха он стал осыпать все ее тело поцелуями. «Это лучше, чем Мальдивы» - подумала девушка, и ее укусил комар. Арина проснулась и снова увидела траву, коров и бутылку газировки. Но что-то, все же, изменилась - она почувствовала, что скучает по своему герою и очень сильно хочет к нему. Что ей уже не нужны Мальдивы, коктейли и богатые загорелые мужики, а только лес, священный тумо и влюбленный Мазай. И вечность, чтобы время не смогло помешать ее светлому чувству.
В тот день Арина сильно обгорела на солнце, и археологам долго пришлось уговаривать завхоза выделить ей банку сметаны…

6. Предчувствие беды
Ночью Александру приснился костер в лесу, у которого сидело несколько мужчин, вооруженных мечами и топорами. При них был чернец - тоже с мечом. Чтобы понять, о чем они разговаривают, Саша аккуратно подошел ближе. Странные люди, похожие то ли на воинов, то ли на разбойников говорили о каком-то князе Семеоне, который разгромил черемис, что во главе с их вождями Ондреем и Ф?лором хотели выбить его из Галивона. После этого черемисы ушли к Юме и Ветлуге, а князь решил, что на его земле будет только одна рушла вера – как завещал преподобный Авраамий Ростовский и почитаемая Ольга Ростовская, и как велит здравый смысл – один Бог, один князь, один народ. Все, что необходимо для абсолютной власти. А еще, устранить конкурентов, всех, даже собственных братьев. И тогда можно упиваться сладким чувством абсолютной вседозволенности. Александр проснулся с тяжелым предчувствием в душе...

Унорож встревожился от странного шума, доносившегося из леса. Шамай, Жум, Мазай, Ивук с отцом и еще несколько охотников побежали выяснить, что происходит?! В лесу они застали нескольких вооруженных мужчин и человека в черном, которые рубили священный тумо большими топорами. Завидев охотников меря, вооруженных луками, они остановились. Вперед вышел чернец.
- Во имя господа Исуса Христа призываем вас отречься от поганой веры и принять святое крещение! Подчинитесь власти нашего князя и святой нашей церкви. Вы живете без господа в сердце, и во грехе пребываете! Здесь на берегу Вёксы нужно воздвигнуть церковь благовещенья пресвятой Богородицы. Слава отцу и сыну и святому духу.
Чернец наложил на себя двуперстное крестное знамение. Многие охотники понимали, о чем говорит чернец, а некоторые вполне сносно разговаривали на его языке, но, ни у кого не возникло желания отвечать. Меря молча натянули свои луки. Поняв, что еще секунда, и им придет конец, непрошенные гости подхватили снаряжение и кинулись проч. Позади всех бежал чернец, путаясь в своем платье. Ивук чуть ослабил тетиву и метким выстрелом направил стрелу прямо в мягкое место убегающего монаха. Чернец вскрикнул и упал на землю. Двое воинов подхватили раненого монаха и утащили в лес, откуда еще долго раздавались его вопли. Меря замазали землей раны священного тумо и совершили молебен у оскверненного дерева. Они просили у Богов прощения за то, что не смогли уберечь заветный дуб от посягательства глупых людей.
После этого случая торговцы перестали посещать Унорож. Все знали, расплата последует непременно…
7. Призрачная любовь

Арина и Мазай развели костер на берегу Тойги. Дым отгонял насекомых, огонь согревал влюбленную пару.
- Арина, я хочу привести тебя в свой дом и жить с тобой,
- Милый Мазай, ты же знаешь, что это невозможно - как только взойдет солнце, я исчезну.
-Я очень по тебе скучаю. Когда Боги посылают удачную охоту, я так хочу рассказать тебе, чтобы ты радовалась вместе со мной.
-Я тоже все время думаю о тебе. Я стала совсем другой, когда встретила тебя. Неужели твои великие Боги не смогут сделать так, чтобы мы были вместе?
-Это знает только Шамай.
-Пожалуйста, поговори с ним.
-Я обязательно поговорю.
Богиня воды шла по лунной дорожке Тойги. Грустно она смотрела на влюбленных: «Как сложно все, задуманное Хозяином, как все это мило и грустно. Возможно, настоящая любовь должна быть несчастной, возможно, самая красивая песня должна остаться недопетой. В этом мире есть все, но даже Вечные удивляются Его замыслу. Ведь только Он - Хозяин может постичь непостижимое. И как понять те хрупкие противоречия, которые позволяют сохранять этот мир в равновесии, на узкой дороге в бесконечность, где все умирает и снова возрождается во всем своем великолепии и любви, чтобы вновь умереть.
На следующий день Шамай провел свадебный обряд - Жум и Кайна стали мужем и женой. Радовалось все поселение. Чуть вдалеке от происходящего стоял лучший охотник Мазай. На его глазах были слезы.
Если бы я был Богом -
Провел бы тебя через время,
Если бы я был временем -
Умер ради тебя,
Если бы я был пространством -
Окружил тебя теплым сияньем,
Если бы меня не было -
Я все равно бы тебя любил.

8. Смертельная битва.
Раскопки были остановлены из-за грозы. Казалось, что Илья пророк на своей колеснице врезался в солнце – громыхало жутко. Археологи разбирали предметы и составляли опись. Арина сидела у окна и неподвижно смотрела вдаль…

«Они приближаются!» - взволнованный Ивук бежал полем, мужчины наспех вооружались. Если бы меря знали, что на их свободной земле придется держать оборону, обнесли поселение забором, а так… остается встретить неприятеля в лесу.
Воины князя Семеона в кольчугах и со щитами медленно и неуклюже пробирались между деревьями, цепляясь за ветки шеломами. Позади дружины шли монахи и священник. Впереди воевода со шрамом на щеке. «Чудь и меря хуже зверя... Не утонуть бы в болоте…» - бурчал он про себя.
Неожиданный пугающий свист с левой стороны заставил их вздрогнуть - некоторые воины упали пораженные стрелами. Дружинники развернули щиты в сторону врага, но в ту же секунду из кустов с правой стороны выскочили меря вооруженные копьями. Смертельно ранив многих воинов, они тут же скрылись в лесу. Все произошло быстро и неожиданно – такого никто не ожидал. Продвижение дружины было временно остановлено. Раненые корчились в муках, ползая между деревьев.
По мере продвижения дружины к Унорожу меря предприняли еще несколько молниеносных лесных атак, так, что в результате, оставляя за собой могилы, к поселению вышла лишь половина галивонского войска. Многие были ранены. Но все равно их было в три раза больше, чем готовых оборонять свой холм мужчин племени. Меря ждали врага на той стороне Вексы, и озлобленным дружинникам необходимо было переправиться на другой берег. Но как только они подошли к реке, из воды вынырнули лучники, и снова несколько воинов, пораженных внезапными стрелами, упали на берег.
Галивонские дружинники вскинули луки и поразили нескольких стрелков меря пытавшихся выбраться на противоположный берег - среди них были Ивук, Мазай и Жум. Молодые люди скатились к реке, и холодная вода окрасилась в алый цвет. Мазай посмотрел на небо. Умирая, он вспомнил фразу: «Пока Хозяин не велит мне проследовать в другие миры» и увидел красивое лицо Арины. В то же мгновение, в тот же день, но несколько столетий спустя у девушки, что смотрела в окно, до боли сжалось сердце.
«Все же я стал охотником» - прошептал малыш Ивук, что-то ища у себя на груди. «Жаль, что я сегодня не надел амулет» - подумал парнишка, и его юная душа унеслась в страну предков.
Жум устремил свой взор на холм. Там среди прочих женщин стояла его Кайна. Ему стало бесконечно больно от того, что он больше никогда не увидит ее. Но Жум умер с улыбкой на устах – ведь он был счастлив.
Вражеская дружина переправилась через реку и приготовилась к атаке. Воевода со шрамом поднял меч: «За веру христову и князя! Бей поганых!» и свирепый отряд пошел на меря. Шамай выступил вперед ополчения: «За нашу землю! За наших Богов! Смерти нет! Вечность ждет нас!», и два отряда сошлись в смертельной битве.
Не кружите над нами черные птицы, не смотри на нас небо, ибо нет нас больше на этой Земле. Мы просто хотели жить и любить, охотиться и торговать, оставить после себя потомков, и научить их любви и свободе. Пусть же наши тела предадут огню, пусть наши души перенесутся туда, где есть бесконечные леса, и рыба в реке, и новая жизнь. Смерти нет, потому что любовь бессмертна. Не кружите над нами черные птицы, ибо нас нет больше на этой Земле.
Покончив с мужчинами меря – доколов последних раненых, воины князя вторглись в поселение. Женщин стаскивали вниз по холму за волосы и кидали в холодную воду, поп в это время пел молитвы. Закончив с крещением, незваные гости принялись грабить городище. Забрав многие украшения, они стали уничтожать припасы. Зерно и рыба, мясо и грибы… все было втоптано в грязь, сожжено, украдено. Наевшись досыта, воины и монахи отправились в Галивон. Несчастные женщины несколько дней собирали дрова для погребальных костров, чтобы придать огню тела убитых мужей, детей и воинов врага, которых их же товарищи бросили на поле боя. После погребального обряда, вдовы доставали спрятанные подарки мужей (те, что были подарены в знак любви и верности) и рыдали над ними. Потом пришел голод.

Через месяц после той ужасной грозы участники Костромской археологической экспедиции нашли первые человеческие останки. Это были истлевшие тела женщины и ребенка.

9. Сияние

Завхоз Сергей отчаянно карабкался по склону городища. С собой он тащил целую охапку еды – хлеб, колбаса, печенье… все, что способен был унести. Этой ночью во сне он увидел слабых, умирающих женщин – это было ужасно! Сергей вскочил с кровати и кинулся в свое заветное хранилище припасов, а потом на гору. «Я сейчас, сейчас» - споткнувшись, археолог упал в раскоп.
Открыв глаза, он увидел трех красивых женщин, это были Нея, Кувара и Кайна. Очаг не горел, только лучина. В помещении было холодно и сыро.
«Кушайте, кушайте» - Сергей не узнал свой голос. Женщины как будто нисколько не удивились такому появлению, видимо приняли его за посланца Богов. Они брали хлеб и ели:
«У нас все хорошо - мы едим ягоды, траву, грибов вот почти не осталось. Однажды я поймала рыбу. Но быстрее всего нас убивает горе, поэтому некоторые женщины больше не хотят жить. Они болеют и умирают, сжимая в руках подарки мужей. Волки стали подходить все ближе» - рассказывала Нея.
Кувара собрала оставшуюся еду и понесла остальным женщинам и детям.
«Мы пойдем на Ветлугу, говорят, там остались люди. Я благодарю Богов за то, что они послали нам вестника, чтобы поддержать нас перед этим длинным переходом» - произнесла Кайна и поклонилась Сергею. Археолог тоже поклонился, а когда поднял глаза – увидел перед собой земляной откос, из-за которого торчали купола знакомой церкви. Руки его были пусты. Видение исчезло.

Утром дети и женщины меря отправились в путь, они шли через леса и болота, реки и течения, ели ягоды и пили из родников. Постепенно их становилось все меньше. И вот однажды на залитую утренним солнцем поляну вышла последняя из них – красивая девушка по имени Нея:
«О, великая Богиня Мать, я осталась одна. Я не хочу больше жить. Позволь мне стать рекой. Я хочу течь через родную землю, давать ей жизнь, видеть, как она меняется, знать, что люди помнят о нас!»
«Да будет так!» - послышался голос с неба, и удивительное сияние озарило все вокруг. Этот свет видели даже в Галивоне. Чернецы крестились на него: «Воистину господь посылает нам знамение – богоугодное дело вершим!»
А Нея протянула руки к солнцу и рассыпалась сотнями искр. Там где они упали в траву - забили ключи с прохладной, чистой водой, и удивительная река возникла из неоткуда. Она потекла по родной земле, и звери пили из нее, Боги улыбались своему замыслу, и птицы пели над ней песни о вечной любви.
Если бы я был Богом -
Провел бы тебя через время,
Если бы я был временем -
Умер ради тебя,
Если бы я был пространством -
Окружил тебя теплым сияньем,
Если бы меня не было -
Я все равно бы тебя любил.




Назад в раздел






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2018.
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru