На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Мифы и предания



Энецкий фольклор включает мифологические и исторические предания, сказки о животных, былички. Среди эпических жанров: дёре – «вести» – рассказы о реальных исторических героях и событиях и сюдобичу – «мифы» – рассказы о мифологических героях и событиях исполняются речитативом на одно- трёхтоновые мелодии с устойчивой ритмической структурой.

К сюдобичу относятся большие эпические произведения, которые повествуют о богатырях-оленеводах, сражающихся за красавиц. Богатыри эти могут летать по воздуху, одеты в медные, серебряные и железные одежды, живут в серебряных, медных и железных чумах. Они сражаются годами, умирают и снова воскресают. В сюдобичу воспеваются большие стада оленей. Много внимания уделяется любимым оленям богатырей; они подробно описываются, по их масти и внешности называют и самих богатырей. Обстановка, в которой развертывается действие сюдобичу, почти не содержит конкретных реалистических черт быта энцев. В сюдобичу почти не упоминаются местности, где жили или живут энцы. В сюдобичу встречаются ненецкие родовые названия, герои сюдобичу часто имеют ненецкие имена. Видимо, весь этот жанр заимствован энцами у ненцев.

Энцы считают, что если сюдобичу являются красивым поэтическим вымыслом, то дёречу - это известия, рассказы о действительно имевших место событиях. Их не смущает даже то обстоятельство, что в состав дёречу входят мифы и сказки с большой дозой фантастики или даже целиком фантастического содержания. Волшебные сказки, в которых одними из главных персонажей являются людоеды сихио (по-нганасански - сиге), много преданий о шаманах и безыскусственных бытовых рассказов. Среди последних довольно чётко выделяется один очень любопытный жанр. Это почти бессюжетные рассказы, повествующие о сезонных перекочёвках, об охоте, рыболовстве, о заготовке запасов пищи, её распределении, о том, как главы территориальных группировок повседневно руководят своими людьми и т. д. Это своего рода поучения и наставления для юношества по разным обстоятельствам, воспитывающие такие качества, как осторожность, дальновидность, храбрость,которые могли встретиться в старой жизни энцев.

Характерной особенностью исторического фольклора энцев, резко отличающей их от исторических преданий нганасан, является отсутствие у энцев сюжетов и некоторых характерных деталей, свойственных так называемому «Оленекскому хосунному эпосу». Наоборот, у нганасан значительная часть их исторических преданий генетически явно связана с «Оленекским хосунным эпосом». В историческом фольклоре энцев имеются произведения, рассказывающие о столкновениях предков энцев с татуированными эвенками, аналогичные нганасанским рассказам оленекского типа о войнах предков нганасан с «шитолицыми» тунгусами.

Особенностью энецких исторических преданий являются также легенды о полуоседлых охотниках на диких северных оленей, так называемых «моррэдэ». При этом рассказывается, что моррэдэ охотятся на диких оленей не коллективно на «поколках», т. е. на речных переправах, что характерно, в частности, для фольклора нганасан, а путём индивидуальной охоты с помощью прирученного оленя самца, так называемого манщика.

В обширном произведении в поэтической форме мифологического характера «Звездный миф» (по-энецки – «Фонсэй-дёре») рассказывается о происхождении главного покровителя энцев Дюба-нга (по-нганасански Дейба-нгуо), названного здесь Сиды-нэ бадаси нга, т е. «нас воспитавший бог». Вместе с ним в данном мифе показаны и другие важные персонажи энецкой мифологии - Мать земли (Дя-менюо) и во многих отношениях загадочный, но очень популярный среди народов Северной Сибири персонаж Диа (у нганасан Дяйку, у ненцев Иомпа или Ёмбу, у лесных энцев Дёа, селькупский Ича, юкагирский Дебегей, долганский Оделоко).

 Мифы «Солдэй каха» и «Сиосику» также являются характерными мифами энцев. Первый рассказывает о происхождении почитаемого идола (каха) энецкого рода Солда. В этом мифе, в частности, недвусмысленно проглядывают тотемические верования предков энцев. Очень хорошо представлены в этом мифе характерные для энцев и нганасан неожиданные переходы от реального мира к сверхъестественному. Миф «Сиосику» так же, как и «Звездный миф», рассказывает о происхождении бога - покровителя энцев, но даёт по сравнению со «Звездным мифом» совсем другую концепцию. Только начала обоих этих мифов, как, впрочем, и мифа «Солдэй каха», имеют большое сходство. Разные представления энцев о происхождении их покровителя Бадаси или Дюба-нга, разные варианты мифов на одни и те же темы, очевидно, объясняются сложным происхождением энцев из разных этнических элементов, а также тем, что у энцев их мифология далеко ещё не была циклизирована, а религиозные представления не были систематизированы.

Маленький рассказ «Худое яйцо», очевидно, связан с представлениями энцев о происхождении болезней.

Рассказы мифологического характера «Происхождение людей» и «О хозяине земли» повествуют о происхождении людей на земле. В них имеются также интересные детали, характеризующие быт и религию обитателей севера в прошлом.

Исторические предания и легенды энцев «Колё-биомо» и «Приход юраков» повествуют об одном и том же событии - о столкновении энцев с пришедшими на Енисей ненцами. Такие столкновения бывали, например, в 1679 году, когда ненцы (юраки) приходили на Енисей, и только помощь мангазейских служилых людей облегчила положение энцев. Но, вероятно, в приведенных рассказах имеется какая-то более древняя основа, на которую наслоились более поздние события истории энцев.

Предание «Два Нгузундэя» тоже рассказывает о военных столкновениях энцев, но на этот раз не с ненцами, а с эвенками (тунгусами). Предание «Дели и Лаура» рисует мирные отношения энцев с эвенками. Оба эти рассказа, как, впрочем, и другие исторические произведения энцев, содержат много ценных бытовых деталей.

Два предания «Моррэдэ ныо»  и «Моррэдэ и сказочные люди» главными своими героями имеют упоминавшихся выше охотников на дикого северного оленя. При этом первое из них и начало второго представляют вполне реалистические исторические рассказы. Конец же второго наполнен фантастическими элементами, и не случайно здесь наряду с моррэдэ появляются люди сюдобичу, т. е. персонажи описанной выше особой части энецкого фольклора. Видимо, здесь механически объединено одно дёречу о моррэдэ и одно энецкое сюдобичу, в котором тоже фигурирует моррэдэ. Оба эти предания хорошо характеризуют вскрываемый фольклором этап истории энцев, который, пожалуй, можно назвать «периодом охотников моррэдэ».

Рассказы «Приключения тунгуса» и «Сойта-ныо» посвящены описаниям походов. Первый повествует о путешествиях и приключениях особой группы эвенков (тунгусов), затем вошедшей в состав энцев (предположительно, предки рода Бай), второй - о военном походе на эвенков энцев разных родов, а также нганасан и ненцев. Типичные черты этого жанра - похищение энецких женщин, помощь энцам со стороны бедного тунгуса-сироты и т. п. Видимо, отражаются какие-то древние отношения между самоедскими и тунгусскими племенами. Надо сказать, что самоедских женщин в плену у тунгусов русские служилые люди находили еще в XVII веке.

Большое историческое предание «Аседа-ныо» рисует старый быт энцев и ненцев на реке Таз и содержит, вероятно, отголоски одного исторического события, а именно столкновения ненцев и энцев с отрядом князя Мирона Шаховского и Данилы Хрипунова в 1600 году. В основном же это предание ценно содержащимися в нем этнографическими подробностями.

В легенде «Ослепление дикого оленя» дан энецкий вариант широко распространённого в северной Сибири сюжета о том, что надругательство над дикими оленями приводит к гибели виновников этого проступка.

В легенде «Разделение племён» даётся наивная концепция происхождения родового и племенного самоуправления у энцев и народов, их окружающих.

Легенда о появлении белоносых гагар интересна тем, что в ней вполне реалистическое содержание сменяется вдруг мистическим превращением растоптанного оленями пастуха в гагару.

Легенда «Ссора из-за орлиных перьев» очень распространена в Сибири. Она встречается у эвенков, долган и др. Энецкий вариант  безосновательно увязан с энецким родом Бай и ненецкими родами Пяся и Яптунгэ.

У энцев очень часто дёре являются парными. Рассказав одно дёре, обычно тут же рассказывают другое. К дёре «Чукчи» парой является дёре «Сказочный человек». Это дёре по своему содержанию носит совершенно сказочный характер.

Легенды «Сойта и Бай», «О происхождении Турутиных в роде Муггади», «О происхождении рода Ючи у энцев», «Почему Солда и Садо не вступают в брак», «Об объединении муггади с баями в одной управе», «Объединение родов Бай и Муггади» рисуют происхождение родов, отдельных традиций и т. п. Такого же характера маленькие тексты «Происхождение названия рода Бай», «Ненецкое предание» и «Происхождение разных народов». Во всех этих записях много наивного, много недостоверной народной этимологии, но отдельные детали в этих материалах могут представить некоторый историко-этнографический интерес и могут быть использованы в этнографических работах об энцах.

Произведение своего фольклора энцы исполняют обычно зимой, особенно в период полярной ночи. Иногда хороших рассказчиков, например Лебо Совалова, специально приглашают зимовать совместно с тем, чтобы он по вечерам рассказывал сюдобичу и дёре. Бывает и так. Откуда-нибудь придёт в чум гость. После ужина, когда гость насытится и когда все обитатели чума сидят перед огнем, хозяин, скажет:

- Дёре кудакиту (весть расскажи).

Гость ответит:

- Дёречу дигго (весточки нет).

Тогда хозяин говорит:

- Ириой кудакита (о жизни хоть скажи).

И гость что-нибудь рассказывает.

Иногда вечером собираются старики. Об этом извещают заранее, сообщая, чтобы вечером старики и старухи собрались в такой-то чум. Когда соберутся, хозяин чума или тот, кто старше всех, скажет:

- Ну, старики. Кто расскажет нам что-нибудь?

И тогда начинаются рассказы.

Также и молодые люди и девушки, собираясь по вечерам, рассказывают друг другу перед сном предания и сказки.

В рассказах обращает иногда на себя внимание неожиданный переход от третьего лица, в котором ведётся повествование, к первому лицу, т. е. повествование начинает вестись от лица героя данного рассказа, а затем снова ведётся от третьего лица. Такой приём придаёт рассказу особенную живость и непосредственность, хотя для непривычного слушателя этот приём иногда затрудняет понимание.

Ещё одной особенностью энецкого фольклора (как, впрочем, и нганасанского и фольклора других народов Севера) является то, что в нём фигурирует в качестве якобы самостоятельного существа само предание (или речь - слово предания), т. е. имеет место своего рода персонификация повествования. Поэтому, вместо выражения «перейдём теперь к тому-то», энец-рассказчик говорит: «Теперь речь дёре (наурио), устала, ушла к тому-то». Вместо того, чтобы сказать: «На берегу моря стоят чумы», энецкий сказитель рассказывает, что «речь дёре увидела чумы на берегу моря» и т. д.

Язык многих из этих произведений сильно отличается от современного разговорного. Он менее подвергся иноязычным влияниям и насыщен разнообразными изобразительными средствами: идиоматическими и образными выражениями, эпитетами, метафорами, гиперболами.

http://www.ruthenia.ru/folklore/novik/Vvedenie.htm

Об удаче охотника
Энецкий бытовой рассказ

Я охочусь и ничего не могу добыть. А ты, например, много добываешь. Я скажу тогда отцу:
- Почему я не могу добыть?
Мне отец ответит:
- Надо сделать песца, из железа его вырезать. Эту железку надо три раза обвести вокруг носа оленя, а затем этого оленя убить. Кровью оленя обмазать железного песца. Потом привязать эту железку на палку и поставить на улице.

Я всё это сделаю и пойду ставить капкан. На другой день проверю их и добуду двух песцов.
Отец мне скажет:
- Если бы так не делали, век не было бы песца.

Можно сделать иначе. Поймать одного оленя из своих (домашних), чёрного или пёстрого, только не белого. На левом боку выстричь из шерсти фигурку песца с хвостом и лапами. По обе стороны рисунка провести полосу, как будто верёвку, которой песец тут привязан.

Чтобы рыбу удачно ловить, надо повесить одну рыбку на палочку и обвести ею три раза вокруг шеи оленя. Потом оленя убить и кровью его намазать эту рыбу.

Если хочешь пойти на охоту на дикого зверя, то сначала нарисуй его фигурку на боку домашнего оленя, вырезав на шерсти, и никогда не запрягай этого оленя.

Тогда у тебя будет удача.

Источник:
Бытовые рассказы энцев // Труды института этнографии. 1962.



Назад в раздел


Перейти к обсуждению на форуме >>





Версия для слабовидящих

Финноугровидение

Онлайн-игра


Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2019
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru