На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Мифы и предания

Здравствуйте!



Квенская культура сложна и многогранна. В староскандинавских прозаических повествованиях - сагах рассказывается о сражениях квенов с карелами,о  завоевании князем финского племени квенов Норри Норвегии, вследствие чего Норвегия получила своё имя.

Описание сражений квенов с карелами довольно полно сохранились в скандинавских сагах: «и когда Торольв пришел на восток в Квенланд и встретился с конунгом Фаравидом, то собрались они в путь, и было у них (т. е. квенов) три сотни человек, а у норвежцев— четвертая [сотня], и отправились сухим путём через Финнмарк, и пришли туда, где были (т. е., вероятно, жили) на горе кирьялы, те, что раньше напали на квенов. И когда они (кирьялы) обнаружили, что враг рядом, собрались они вместе и двинулись навстречу, рассчитывая, как и раньше на победу. Но когда началась битва, решительно выступили вперед норвежцы, [ибо] у них были более надёжные щиты, чем у квенов. Стало тогда нести потери войско кирьял, многие были убиты, а некоторые бежали; взяли они, конунг Фаравид и Торольв, там огромное богатство, вернулись назад, в Квенланд, а затем отправился Торольв со своим войском в [Финн]марк, расстались они с конунгом Фаравидом дружески... XVII.

Той же зимой отправился Торольв вверх на гору с сотней человек, отправился тогда сразу на восток в Квенланд и встретился с конунгом Фаравидом. Посовещались они тогда и решили отправиться на ту гору, как предыдущей зимой. И было у них четыре сотни людей, и пришли вниз  в Кирьялаланд, напали там на те поселения, которые оказались им по силам по причине многочисленности [их войска], грабили там и добывали богатство, отправились затем назад, когда зима подошла к концу, в [Финн]марк.

Квены и иоты

Объяснение при расставании с Зурь-Иргаком было одно из последних неприятных для Водана. Князь Гюльфе скоро умер, и Водан был провозглашён его наследником. Власть его признали несколько соседних племён добровольно. Несколько других были без труда завоёваны.

Страна начала покрываться хуторами и селениями, в которых, вперемежку с квенами, обитали и пришельцы. Во все ссоры квенских предводителей между собой Водан всегда вмешивался, посылал отряды для занятия их земель и присоединял их к своим владениям. На озёрах и в морских заливах строились корабли, и мореходы ходили к бодрицким и лютицким берегам, в Алый Бор и на Невоозеро.

Храм Тора процветал. Видений Водану более не было, и он упорно преследовал свою задачу водворения нового верования. Фригг с некоторыми женщинами продолжала молиться всемирному Отцу у себя дома и не ходила в храм Тора. В нескольких приморских селениях были возведены торговые ряда, а в Сигтуне у пристани был построен обширный гостиный двор. Торговля начала привлекать не только береговых, но и горных квенов из внутренних частей страны. Всех купцов царь принимал милостиво и помогал им во всём, чтобы они могли торговать с выгодой для себя и без опасения быть ограбленными при нападении морских разбойников.

Слава царя Водана распространилась по всему прибрежью Винетского моря, а вместе с ней росло и благосостояние Сигтуны и приморских селений. Начали возникать хутора и селения, и многие квены охотно переходили на оседлую жизнь, принимались за возделывание полей и разведение скота. Многие квены-рыбаки шли охотно служить на мореходные суда и даже поступали в морские дружины. Часты бывали и переселения саксов к готам и смешанные браки между ними. Зато многие сарматы, уходя морем в Винету, Любич, Щецину и иные города славянского языка, в них оставались и не возвращались в Сигтуну и приморские посёлки.

Несмотря на недоверие Фригг к дротам, они все оказались людьми смышлёными и точными исполнителями воли их властелина. Между прибрежными квенами оставалось весьма немного поклонников Юмала и Перкала, исполнявших свои обряды и жертвоприношения в лесах. В горах ещё было много бродячих родов, не желавших подчиниться завоевателям и делающих на ближайшие мирные селения хищнические набеги, за которые они почти всегда платились разорением их становищ, а иногда и поголовным избиением. Для укрощения этих грабителей пришлось на хребтах гор, проходящих вдоль всего полуострова, построить укреплённые городки и поселить своих ратников, под начальством надежных людей.

Распространяясь к северу страны, пришлось столкнуться с иотами. Это был народ крепкий, рослый и, в полном смысле слова, отчаянный. Они жили в лесах, в землянках, и промышляли набегами на квенские поселения. Подобно прочим чудским племенам, иоты были разбросаны на громадном протяжении земли малочисленными родами, и каждый род управлялся совершенно независимо своими старшинами. Все эти старшины были люди весьма сведущие в колдовстве, предсказаниях и во всех тайных науках. У каждого было много помощников, из числа которых только и мог быть выбран ему преемник. Они исцеляли и возбуждали болезни, гасили и разжигали любовь, в случае покражи открывали вора. Это достигалось заклинательными песнями, приворотными зельями, волшебными мазями. Мази эти составом своим напоминали употребляемые ведьмаками и ведьмами Лысой горы и содержали столь же ядовитые, одуряющие вещества. Особенную силу приписывали иоты костям мертвецов. Несколько таких костей волшебники носили обыкновенно в мешках, где держали разные таинственные орудия. Они так же любили колдовать на кладбищах, в глухую полночь.

Обыкновенно весь род советовался во всех трудных случаях жизни со своим старшиной и его помощниками. Но были такие знаменитые вещатели, к которым обращались за советом и помощью люди самых отдалённых родов. Нередко для свидания с ними совершались далёкие и трудные путешествия.

Выше всех по искусству в чарах считались волшебники дальней Похиолы, от озёр Энаре и Имандры, и с самых берегов Ледовитого Полунощного моря-океана, где солнце летом в полночь над морем носится, а зимой не восходит из воды. Эти вещуны, всегда одетые в меха, расшитые пёстрыми тесёмками и усыпанные бубенчиками, с чёрным жезлом в одной руке и звонкими бубнами в другой, творили дела поистине чудесные, и народ отдавал им почти божеские почести. Говорили, что колдуны Похиолы не только могут летать по воздуху и видеть, что делается на всех концах света, но ещё по желанию выходят из своих тел, дают их зарыть в землю на целые годы, бродят по земле тенями, а потом опять возвращаются в тело и оживляют его.

Иоты явились злейшими противниками не только завоевательным намерениям Водана, но и его усердию к распространению нового вероучения. На войска пришельцев и союзных с ними квенов делались жестокие нападения из засад, производились набеги на северные квенские селения, которые разрушались до основания. Нередко и в мирное время похищались дети из домов и с поля, и судьба их оставалась неизвестной. Убивали ли их иоты или же воспитывали в своих семьях согласно со своими верованиями.

Чтобы противодействовать иотским волхвам, Водан начал каждое лето посылать при войске своём двух проповедников, по очереди, из своих дротов и одну из дев-прорицательниц. В мирных селениях они учили согласно наставлениям царя. Иоты стали так же посылать своих учителей.

Часто квенские деревни делались местом оживлённых споров. Народ разделялся между двумя проповедниками. Оба были сопровождаемы довольно многочисленной дружиной. Спор переходил в драку, а затем и в вооружённую свалку, оставлявшую на земле убитых и раненых. Все верования иотов были проникнуты страхом Перкала, и все колдуны их были его усердными поклонниками. Молились иоты и Юмалу, но жрецы его не пользовались таким почётом, как вещуны Злого Духа, и не вмешивались в управление страной. Они благословляли свадьбы и рождения детей, и на пирах пели для услаждения присутствующих, под звуки лежащей небольшой арфы, или, как они её называли, кантелы:

Старый, славный Вейнемейнен
Восхитительно играет,
Звуки дивные выводит.
Точно так, когда играл он
У себя, в сосновом доме.
Откликался кров высокий,
Окна в радости дрожали,
Пол звенел, мощеный костью,
Пели своды золотые.

Проходил ли он меж сосен,
Шёл ли меж высоких елей,
Сосны низко преклонялись,
Ели гнулися приветно,
Шишки падали на землю,
Вкруг корней ложились иглы.
Углублялся ли он в рощи,
Рощи радовались громко;
По лугам ли проходил он,
У цветов вскрывались чаши,
Долу стебли поникали.

И мрачные иоты при звуках кантелы и упоительных песен жреца Юмала становились приветливыми и жизнерадостными. Некоторые из них, недовольные своими старшинами-кудесниками, переходили на сторону учеников Водана и переселялись в более южные квенские селения. Их движение вызвало переселение нескольких родов из Похиолы под предводительством вождей, известных смелостью и чародейским могуществом. Вафтруднис и Левеэкулькуу были имена этих вождей-чародеев.

Эти чародеи и притом более смелые, чем квенские вожди, делали набеги не только на селения, но и на укрепленные городки. В одном из них, застигнутом врасплох, были захвачены в плен дроты Ульфил и Стурлерих и прорицательницы Вала. Вафтруднис велел провести их к себе, при всём народе допросил об их верованиях и изложил свои. «Ты не выйдешь отсюда, если ты не учёнее меня!» - говорил он каждому из них. И задавал им вопросы относительно всех их богов. Вала ему отвечала:

Отец ратей выбрал для меня колец и цепочек,
Дал мне вещие слова и пророческие песни,
И я озирала все миры.
Я видела сокровенную судьбу Бальдра,
Я видела, как лежал в роще горячих ключей
Гигантский труп злого Локи.
Мудрая много знает. Я вижу вдали
Сумерки владык, последнюю битву;
Братья будут сражаться, станут убивать друг друга,
Родственники разорвут кровные связи,
Мир полон зла и великого распутства,
Век секир, век мечей, век щитов, сокрушённых,
Век бурь, век волков пред падением мира,
Никто не хочет пощадить другого.

- Ты так много видела, - сказал Вафтруднис Вале, - что можешь больше ничего никогда не видеть. Выколоть ей глаза калёным железом.
- Глаза души моей будут продолжать видеть судьбу людей! - воскликнула прорицательница.
- Чтобы она пустых слов не болтала, - сказал вождь иотов, - вырезать ей и язык. Так же поступить и с обоими жрецами.

Жестокая казнь была тотчас совершена над всеми тремя. Изувеченные они были отправлены под стражей иотов в городок. Лишённые возможности служить далее в храме Тора и оскорблённые надругательством иотского вождя Вала, Ульфил и Стурлерих тотчас по прибытии к своим в дом городского старшины закололись копьями.

Водан приказал устроить им торжественное погребение, а против Вафтрудниса послал более сильную рать и приказал его захватить живого в плен.

Вафтруднис был всенародно обезглавлен на площади перед храмом Тора в Сигтуне, голова же его выставлена на воротах городка, в котором умерли Вала, Ульфил и Стурлерих. Левеэкулькуу был также вскоре схвачен и также казнён после спора, в котором Водан потребовал от него всенародного проявления чародейской своей силы. Проповедь веры Водана продолжала распространяться по квенской земле, не только по побережью, внутри страны, а также среди саксов, которым, как и готам, по душе пришлись воинственные сказания о доблестных подвигах богов-героев.

Источники:
1. Левицкий М. Варяжские гнёзда
2. Шаскольский. И.П. Сведения об истории Руси X-XIV веков в исландских анналах
3. http://www.aroundspb.ru/history/wricorela/scand.php


Назад в раздел






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2019
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru