На главную страницу
Отправить сообщение
Карта сайта

Закрыть
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Регистрация
 Войти  Регистрация













Календарь

Мифы и предания

Tereh! - Здравствуйте!



У сето преданияне пользовались такой популярностью, как сказки, однако и их сохранилось достаточно. Многие предания, зафиксированные этнографами XIX века, можно слышать и сегодня. Они почти не изменились.

Большая часть сетоских преданий носит локальный характер и связана с местными священными камнями, каменными крестами, часовнями, источниками, могильниками, чудотворными иконами и историей Псково-Печерского монастыря.

К произведениям социального и семейного круга у сету относятся рекрутские причитания, сказки о сиротской и вдовьей доле. Сказку в повествовательном фольклоре сето следует выделить особо. Среди сето было много сказителей (сказительниц), обладающих умением развёртывать фабулу. Здесь записаны самые длинные сказки. Характерно, что, если сказка содержала стихотворные вставки, то сето их напевали.

И главные, и второстепенные лица христианской мифологии (Христос, Дева Мария, апостолы, Лазарь) стали персонажами многих сказов, песенных былин и эпических поэм, они действуют и взаимодействуют в этих произведениях не только с былинными сетускими героями, но и с существами из языческой “демонологии” — водяными, лешими, русалками, кикиморами.

Герои сетоских сказаний и напевов не бунтуют против помещиков и попов.

Чуть не в каждой деревне свой свод песенных преданий. Широко известен ряд сказаний, где главным героем является рыбак Айво, своего рода причудский Микула Селянинович. В каждом сказании-песне об Айво — свой сюжет: волшебное детство, молодецки-удалая юность, история любви к прекрасной Марью, приключения в надводном и подводном мире Пейпси. В песнях и сказах сету Псковско-Чудское озеро, у сету - озеро Пейпси, издревле зовётся «морем». В некоторых сказаниях Айво предстаёт истовым православным христианином, строит храм во имя святителя Николая, своего друга и покровителя. "Сюита" об Айво имела хождение в прибрежных селениях.

Много вариантов имеет своего рода "басенный" сказ о мужике, который решился на кощунство — пытался использовать для хозяйственных нужд священный Иванов камень: естественно, Иоанн Предтеча, некогда сидевший на этом валуне, возмутился и наказал мужика.

В других же лиро-эпических произведениях сето действует печорский богатырь Корнила, совершающий немало ратных подвигов во имя христианской веры, а также строящий стены Псково-Печорского монастыря. Здесь очевиден исторически реальный прототип героя — преподобный Корнилий, принявший мученическую смерть от меча Ивана Грозного. 

В этой своеобразной сетоской Калевале (правильнее сето-выруской, так как "печерский богатырь" является также героем сказаний у выруских эстонцев), кроме ратных подвигов - замечательная кончина или бессмертие. Предание рассказывает, что богатырь, после отсечения головы Иваном Грозным, взял её в руки, "пришёл в монастырь и улёгся спать", предсказав, что не восстанет от смертного сна до тех пор, покуда не начнётся распря столь великая, что кровь хлынет через построенные им монастырские стены.

Это сетоское предание о "печерском богатыре" сопоставимо с эстонским преданием о богатырях Калевипоэге и Суур-Тыле и русскими легендами о преподобном Корнилии и святителе Николае. Святой Николай (Никола Угодник) чрезвычайно популярен среди сету, он стал героем целого ряда народных преданий. По утверждениям сето, Никола Угодник упокоен, "лежит" в Тайлове - самом "заповедном" сетоском приходе XIX века и восстанет в час "последней битвы за Веру Православную".

Крупнейший эпос сето — “Пеко”.  Главный герой этой огромной лироэпической поэмы Пеко — даже не столько богатырь, сколько полубог, в чём-то сходный по своей натуре и с Гераклом, и с русским Ильёй Муромцем. Недаром его “прообразом” в древних веках был сетуский бог силы и плодородия. Но Пеко не враждует ни с князьями, ни с царями, и перед каждым своим подвигом держит совет то с Христом, то с Девой Марией, то с архангелами.

“Пеко” — по существу, самый молодой и потому наиболее современно и динамично звучащий из всех эпосов, названных выше. В девяностые годы прошлого века эпос был напечатан в Финляндии. Огромный свод устных преданий о герое-полубоге собрал по всей Сетумаа школьный учитель и фольклорист П. Воолайне в первой четверти двадцатого столетия, а затем передал эти записи самой талантливой и прославленной сказительнице сето Анне Вабарна. Исследователями эпос был записан уже со слов сказительницы, которая создала, напела, аккомпанируя себе на “канкиле”, тот гигантский текст, что стал классическим “Пеко”. В эпосе сказительница воспевает Пеко как короля Сетумаа.

Айво и одноглазая щука
Сказка народа сету

Айво в челноке однажды вышел в озеро под утро и большой поставил невод. Стало солнце подниматься, словно в зеркало, смотреться в синеву воды озёрной. Айво невод поднимает – ни одной рыбешки нет, даже маленькой плотвички, даже юркого ерша. Вновь пускает невод Айво в глубину озёрных вод.

Терпелив рыбак, он знает, что удачу надо ждать... Поднялось повыше солнце, синеву зазолотило в небесах и на воде. Снова тащит невод Айво. Снова в неводе улова никакого нет совсем, легок невод, как вначале. Ни салаки в нём, ни щуки, ни тяжёлых судаков. Айво в третий раз бросает, терпеливый, смирный Айво, свой надёжный, крепкий невод в глубину — и снова ждёт. И уже над головою светится-сияет солнце, темя жарко напекло.

В третий раз перебирает Айво невод — ни рыбёшки. Не сверкает чешуя, серебром не отливает сеть смолёная его... И тогда озлился Айво, терпеливый, смирный Айво, на Хозяина Воды, на Озёрного Владыку. Плюнул в воду, рассердясь, кулаком по водной глади стукнул, брызги полетели. И в сердцах он закричал: “Ты зачем, владыка Пейпси, рыбу в невод не пускаешь и не даришь мне улов?!

Я не первый год рыбачу, мы давно с тобою дружим, и всегда ты мне удачу посылал из глубины. И всегда уловом крупным, судаком и щукой были сети у меня полны. Я ж тебе всегда подарки очень щедрые дарил: перед каждою рыбалкой хлеб, завёрнутый в берёсту, а бывало, даже яства по волне к тебе пускал. А на праздник непременно я всегда хмельного мёда выливал горшочек в воду, чтобы ты повеселился... Чем тебе не угодил я, и на что ты рассердился? Что ты хочешь от меня?!”

И от слов горячих Айво гладь озёрная вскипела, волны вдруг забушевали, небо чёрной пеленою вдруг покрылось, гром ударил, поднялась большая буря. И челнок долблёный Айво буря к берегу помчала и ударила о камень, о прибрежную скалу, и разбила сразу в щепки. А рыбак и сам, как щепка, от могучего удара полетел он над водою, и упал с такою силой, что сознанье потерял он. И, как мёртвый, пролежал он до заката. Но очнулся, встал и вспомнил, что случилось, огляделся, отряхнулся... Видит — озеро спокойно, а у ног его лежит на песке большая щука. “Вот спасибо. Водяной! — закричал оживший Айво, — ты разбил челнок мой верный, но меня в живых оставил, да ещё и с этой щукой я теперь домой вернусь!”

Потянулся Айво к щуке, что лежала и хватала воздух ртом своим зубастым. Взял её — и в изумленье тут же выронил. Была эта щука — о д н о г л а з о й ! Да, всего одним лишь оком на него смотрела рыба... “Что за диво?! — прошептал он — Я ещё ни разу в жизни одноглазых рыб не видел...” Только в тот же миг опять бедный Айво изумился: щука вдруг заговорила! С человеческою речью одноглазая рыбёха обратилась к рыбаку, пасть зубастую разинув: "Ты меня послушай, Айво! А послушав, на свободу отпусти, отдай воде... Я — посланница владыки, что водой озёрной правит, озером Чудским владеет.

Он велел тебе сказать: слишком, Айво, ты зазнался, что в деревне и в округе ты удачливее всех в мастерстве рыболовецком, что всегда твой невод полон рыбой самою отборной. Всем ты хвастаешься, Айво, что с владыкою озёрным вы давно друзьями стали. Вот он и решил проверить, друг ему ты или недруг. Мало ты подарков даришь в благодарность Водяному. Что там хлеб и мёд хмелящий! Нет, поди-ка докажи ты, что тебе для Водяного ничего не жаль на свете — подари ему жену! До утра пусти ко дну свою жёнушку родную, распрекраснейшую Марью, мать твоих пяти детей. Водяной давно уж знает, что во всём краю озёрном нет ни женщины красивей, ни хозяйки домовитей. Так отдай же до рассвета Марью в жёны Водяному! Пусть она ему послужит... А иначе — не видать никакой тебе удачи. Он тебе не только рыбы никакой не пустит в невод — он тебя совсем утопит... Эта буря — лишь задаток, лишь урок тебе, рыбак! Вот и всё я рассказала, что велел мне Водяной. А теперь меня на волю отпусти, рыбак, скорей...”

Бросил Айво щуку в воду, сел на камень и заплакал он горючими слезами. Долго плакал Айво бедный, хоть не плакал никогда он даже в детской колыбели... Как не плакать, если Марью больше жизни он любил. Только знал он про свирепый нрав озёрного владыки, знал, что тот не только может одного его оставить без улова, но и всех рыбаков из сёл прибрежных, а не то и всех погубит! Стоит пальцем шевельнуть — буйною водой затопит все рыбачьи наши сёла. Дед рассказывал — бывало в старые века такое... Нет, не шутят с Водяным, и нельзя ему перечить… “Только как же мне без Марью? — горько думал бедный Айво. — Без неё мне и не жить...” ...И домой приходит Айво.

Ждать его давно устали все домашние. И спят. Дети спят, и дремлет Марью... На руки её берёт он и, слезами обливаясь, к озеру её несёт. Там он сел в челнок соседа и во мраке предрассветном вышел в озеро, с собою рядом усадив жену и держал её покрепче, чтоб она не просыпалась. Вышел Айво к середине полноводного простора, бросил весла, встал над лодкой, поднял на руки жену, поднял Марью, чтобы бросить в голубую глубину... В этот миг на самой дальней кромке озера Чудского первый луч сверкнул рассветный, и лицо уснувшей Марью осветил он, озарил...

И опять увидел Айво, как она была красива! И вскричал он: “Нет, Хозяин, Царь Озёрный, Водяной! Эту дань ты не получишь, я отдам тебе другую. Верный друг тебе нужнее, чем жена. Рыбак умелый, тайны озера Чудского я тебя не хуже знаю и помощником надёжным буду я тебе навек. Не отдам тебе я Марью — пусть она живёт на свете меж людьми, а я с тобою вечно буду под водою. Получай же ты меня!”.

И как только бедный Айво, положив на днище лодки спящую свою жену, распрямился, изготовясь прыгнуть камешком на дно, — рыба из воды взметнулась, белой чешуёй сверкая, словно молния живая! Одноглазую, чудную Айво щуку в ней узнал. И единственным сверкая глазом тёмно-золотым, щука вновь заговорила: “Отправляйся, Айво, с миром к своему родному дому, увози с собою Марью. Ты озёрному владыке доказал рыбачью верность. Он тебе отныне верит. Знает он, что ты и жизни для него не пожалеешь... Так живи же долгий век!” И ушла обратно в воду... И причалил Айво вскоре к мысу, к берегу родному. И тогда проснулась Марью и сказала в удивленье: “Ты зачем меня принёс к озеру, в челнок соседский усадил? Ведь свой — хороший, вот он, твой челнок надёжный, доверху забитый рыбой, новый невод рядом с ним!..” И жене ответил Айво: “Не хотел тебя будить я и сюда принёс, чтоб снова мы, как в годы молодые, вместе встретили зарю!”

Источники:
1. Золотцев С.А. Причудливый народ Причудья // Дружба народов. 2002. №1.
2. www.pskovcity.ru/his_seto1.htm
3. www.setomaa.ee



Назад в раздел






Фотоальбом




Rambler's Top100


Главная | Новости | ФУКЦ РФ | Сообщество
Сайт находится в стадии информационного наполнения.
Ваши замечания и пожелания Вы можете оставить здесь.




© Филиал ГРДНТ им. В.Д. Поленова "ФУКЦ РФ", 2007-2019
При использовании материалов
ссылка на сайт www.finnougoria.ru обязательна.
В оформлении сайта использованы работы Павла Микушева.
Республика Коми, г.Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73,
тел./факс (8212) 440-340,
e-mail: fucult@finnougoria.ru